p_i_r_a_n_y_a: (Default)
[personal profile] p_i_r_a_n_y_a
Оригинал взят у [livejournal.com profile] matilda_bella в Утечки к родителям # Часть 1
Есть, как минимум, два сценария утечки жизненных сил в сторону родителей.

Пишу «утечка», а не «отъем», потому что второе уводило бы на разборы:
– а отнимает ли, или у вас самого такая специфическая реакция,
– а нарушает ли границы, или действует в своих (например, заполошностью, жалобливостью, взвинченностью и пр.),
– а умышленно, чтоб навредить, или искренен в своих верованиях, такой человек,
– а ведет ли себя так с другими,
– а если ведет, считают ли те это нормой,

Стоп.
Просто стоп.
Вот это вот все неважно.
В силки этих умствований попадать не требуется.

Вопрос стоит так – реакции вашего тела показывают утечку или нет? Если показывают, какие другие реакции тела препятствуют прекращению? Вот, где ваш внутренний конфликт. В него тихо и незаметно стекают силы. У кого больше, у кого меньше, – объем можно понять по разрыву между желанным и имеющимся в жизни.

Почему люди соглашаются сохранять утечку? А иногда даже обслуживать однозначный чужой инфернал, отказываясь от желанного себе, получения своих сокровенных мечт?

1. «К родителям – особое отношение»
Бытует верование, будто самобытность одних, и право быть собой не предполагает встречной самобытности, и права отказаться, если это дети. Приходя в терапию, люди ожидают, что после нее смогут относиться к родительским неприятным проявлениям спокойно. Это сродни верованию «После терапии я смогу есть гнилой фрукт так же спокойно, как свежий. Ведь у меня уже не будет акцентуации, боли». То, что терапия завершилась успехом, можно признать, если человек начал различать гнилое и свежее. Не в общепланетарном масштабе, чисто для себя. Это, в том числе, включает иметь к родителям не отличающиеся требования, что и ко всем остальным. Интерпретировать смысл их действий в том же ключе, что и других, не отрицая свою персональную реальность, и не понуждая себя соглашаться на неприемлемое. Если человек этого не делает, значит, какой-то кластер психики, почему он не имеет на это права, продолжает оставаться опачканным – виной, долгом, страхом. Как ми нимум, это порождает внутренний конфликт, в который стекают силы. Как максимум, опачканный кластер продолжает участвовать в отношениях с другими людьми.

2. «Как я с ними, так потом и мои дети со мной»
Ровно наоборот. Чем лучше человек проинтегрирует в себя на уровне ощущений отвращение от оттока сил к родителям, понимание, в чем именно загрязнение и/или отсутствие встречного потока, тем лучше сможет не грабить своих детей, сохранить с ними интересные, взаимоуважительные отношения. Чем больше сможет избыть из себя неудовлетворенность, напряжение, тем меньше выместит их на детях (и в фоновом режиме, своим «своеобразием»). Чем больше сохранит жизненных сил, тем больше сможет дать их детям.

В гуще своих личных проблем, (в том числе и по обслуживанию глупого, бесталанного пожилого поколения), многие транслируют детям «ты-то хотя бы не лезь», «опять ты со своими глупостями», «не видишь, я занят», «мне не до тебя», подразумевая «мне нет дела до тебя и твоих внутренних нужд». Надо ли удивляться, что научение жизни тот получит от сверстников, за эмоциональным теплом погоняется по неприемлемым отношениям, а лет через 10-20 задаст вам вопрос «Дядя, а вы вообще кто? Долг мой? Ну-ну. Когда только я успел так задолжать.» И отдано вам будет столько, сколько смутно ощущается им как эквивалент, а не по вашим расчетам, сколько вы гречи с сосиской вложили, с коэффициентом, как трудно было сделать это на вашем энергетическом спаде.

3. «Иначе бог накажет»
Это вопрос верований. Когда я читаю слова «божественная любовь», то конвертирую в термины «эфир», «жизненные силы», «энергия». Порой это наполняет содержанием очень бессодержательные, на первый взгляд, тексты. Слова «та повсюду», и «для каждого», и «в каждом», перестают расходиться с эмпирическим наблюдением за реальностью. С моего угла обзора, чем больше в человеке «светимости» (жизненных сил, тепла, разумения, удачных поведенческих решений) и меньше «несветимости» (нетерапевтированных травм, боли, неразумения, патологичных жизненных сценариев), тем он божественнее. Соответственно, и люди, стремящиеся не наработать свою энергетику, а отнять у ближнего, – для меня инфернал. Я не обязана биться с каждым из них, но потакать и дозволять – точно нет. Ну, а кто-то смотрит под тем углом, что бог сверху с небес с «терпениеметром» наблюдает за каждым человеком в отдельности. И когда тот вложится настолько, что потащится совсем параллельно земле без сил, вот тут прозвучат фанфары, и ему вручат билет в лучшую жизнь. Здесь каждый верует в то, за что готов расплатиться жизнью (лет так за десять). Те, кому фанфары так и не прозвучали, я заметила, склонны к очень токсичному поведению.

4. «Они уже старые, отказа не выдержат»
Не выдержат, когда не «по-ихнему». И снова вопрос верований. Человек должен был получить в жизни опыт взаимоувязывания своих интересов с интересами других людей, или разврата, личностного распада? Если первое, – у него остается все меньше времени, чтобы получить валидную обратную связь и призадуматься. Если второе, – можно продолжать потакать чужому развращению и разложению, растлевая попутно и свою душу.

5. «Социум осудит»
Да, он такой. Ходит вокруг, и осуждает, и осуждает, и не понимает, и не понимает. Но если человек рационально осознает этот мотив, то переключается на анализ того, что социуму видно, и работу с эрзацем. Оттачивание навыка может свести утечку к нулю.

6. «Детям нужны бабушка с дедушкой»
Могло б удивить, с чего это – детям не нужны, а внукам, – так непременно. Когда б не знать, что так и не решившие проблему на себе люди «откупаются» своими детьми – снижают давление на себя, бросая в топку чужого инферно кого-то другого, маленького, взамен. Ньюфелд говорит о том, что ребенку нужна «деревня привязанностей» – близких людей вокруг, чем больше, тем лучше. Но говорит он это о теплых, заботящихся, разумных людях, а вовсе не злобных, жалобящих, или каких других, незаметно взламывающих психику ребенка и инфицирующих токсическими стыдом, виной, жалостью, страхом и пр.

Вскрытие детской психики может происходить линейно: «ты какой-то не такой» и нелинейно: «твоя мама/ папа какие-то не такие».
В первом случае («с тобой что-то не то») ребенок принимает в учет, что с агрессором его оставляют родители. Неверию в сказанное толком не на что опереться, ведь насильник ими допущен к нему. Если ребенок, тем не менее, пробует сбивчиво жаловаться или противиться на уровне поведения, и слышит от мамы с папой: «Будь умничкой, слушайся <агрессора>» (то есть видит консолидацию), то ощущение себя «не нормой» укореняется, подкрепляясь недоверием собственным чувствам, бессилием переиграть превосходящего по силе, беспомощностью от предательства близких, сопротивлением, бунтарством или, наоборот, попранным, подавленным поведением. Все эти сценарии дальше по жизни проявятся в контактах с другими людьми и отразятся в самом восприятии жизни, что счастья в себе не несет. Что хуже, – будут работать на такой глубине, что человек их припишет себе, сочтя нормой («если не ты, то тебя», «никому нельзя верить», «система давит меня, и я задыхаюсь», «надо бунтовать, мы не рабы», «надо молчать, ничего не докажешь» и пр.)

Второй случай («с твоими мамой/ папой что-то не то») не лучше – в психике ребенка организуется внутренний конфликт. Если бабушка/дедушка врут, оговаривая, стало быть они плохие. Если не врут, стало быть, мама/папа плохие. Чем меньше ребенок, тем в большее недоумение и непонимание входит, пытаясь понять, кому верить и кто хороший. Кого в итоге любить, а кого – нет. Тем более, такие бабушки/ дедушки часто не ограничиваются анонсированием мнения (мол, такое оно личное, персональное), а ждут соглашательства. И ребенок встает перед выбором – то ли предать маму с папой за их спиной, то ли получить отвержение в виде обид, поджатых губ, унизительных комментариев уже о себе. Токсические бабушки/ дедушки могут использовать приемы виртуального коалицирования «все так думают», создавая у доверчивого ребенка ощущение противостояния мамы/ папы всему кругу родственников, соседей, коллег, и еще шире – в необозримые горизонты социума.

Вскрытие психики ребенка может происходить открыто – словами. А может и скрыто – логикой умолчаний, мимикой, интонационно («да мама твоя... <так себе>), жестами: («да папа твой (ручкой «тю-тю»)»). Это даже взрослому сложно «актировать» – перевести явление из эфемерной плоскости в писанный акт досмотра / дознания. Пересказать нечего – законченным текстом ведь ничего не прозвучало. Развитой терминологии, понятий под эти явления нет. При попытке сбивчиво оформить ощущения в рассказ, сам же агрессор выставит ребенка лгуном: "Разве я когда-нибудь так говорил?". А это уже газлайтинг и засеивание сомнений в адекватном понимании реальности.

Ребенку, кстати, совершенно не полезно перенимать, когда на его родителей нападают, а те не могут технично, неумолимо отконфронтировать по границе интересов без беспомощности и заполошности. Если бабушка/ дедушка – единственные люди, с кем такое возможно, тем более надо смело вычеркивать их из списка полезных для внуков лиц. Нечего научать виктимному поведению.

Но и «сладкая бабушка», если такая она для внуков, а в отношении детей токсичное поведение не пересмотрела и отвращение к былым проявлениям не проинтегрировала в себя, – тоже опасный подклад под спокойную жизнь семьи. Создается полюс противостояния «сладкой бабушки» – «не таким сладким родителям» в умах внуков. Чем безразличнее ей их судьба, тем искусней может приманивать, с упоением используя как инструментарий самоутверждения против мамы с папой. Пролезать в жизнь чужой семьи: «то-то он мне все время на тебя жалуется», «мне внук время от времени рассказывает, что тут у вас творится», «почему ты просто не можешь нормально кормить его / одевать / причесывать».

Наконец, несовместимость со старшим поколением может быть и во взглядах на жизнь. Если те придерживаются каких-нибудь верований: «мы живем в плохом государстве», «вокруг небезопасно», «все бабы – дуры», «все хотят обмануть», «он к тебе, наверное, плохо относятся», «а-то девочки любить не будут» и не унимаются распространять их в любые свободные уши. Можно воспринимать такое общение как вакцинацию (чуток недобитым штаммом чумы). Но тогда надо все нанесенное в ребенка своевременно «зачищать», обнажая перед ним причинно-следственные связи, почему бабушка / дедушка думают так, и как на их судьбу это влияло. Главное – передать ощущение детям, что вы не сокращаете их возможности по общению, но и не ставите никаких преград отказаться от всякого, кто им далек.

7. Попадание на крюк «Я жизнь положила», «Я же мать», «Я пахала»,«Ты мой единственный родной человек»
Эти речевки обычно исходят от женщин, за всю жизнь не научившихся получать энергию от работы, от отношений с мужчинами, от увлечений. И продолжающих отстаивать свое право этого даже не разуметь. Речевки отражают общий невысокий уровень жизненной энергии у женщины, который был бы таким, что с ребенком, что без. В каких-то случаях без ребенка ей было бы проще. (А его душа родилась бы у других родителей. Здесь не стоит беспристрастный анализ реальности прекращать, уходя на рельсы благодарности за рождение.). Но и в этом случае она не поняла своей непродуманности, поспешности, ориентации на «выполненную галочку», возложив ответственность за последствия своего выбора на ребенка. В большинстве случаев, по описанию, ребенок «свою» ответственность за детство уже более чем понес, – выступив контейнером для слива, давая отирать чужие нечистоты о свои свежие бочка. Чем жестче и патологичнее программы в таком родителе, тем больше оснований предполагать, что его жизнь сложилась бы еще хуже, еще бедовей и непутевей без ребенка. Здесь, надеюсь, вы поймете, почему в первой части поста я написала, что нет разницы, искренни ли убеждения в человеке, или злонамеренная манипуляция. Искренность чужого бреда не имеет никакого значения, по части встраиваться вам в него или нет.

Вообще, если человек жестко кроет «яжыматью», прознайте, были ли у нее аборты. Может, и не ее это речевка вовсе, по крайней мере, не на эту жизнь. Впрочем, даже если и не было, пусть это не слишком повлияет на ваше восприятие истинной сути всех этих речевок – сформированное себе удобное понимание доступности другого человека и нежелание ничего в своем понимании менять.

8. «Только родители (а чаще всего: только мать) будут с тобой, когда от тебя отвернутся все»
«Когда ты падешь в грязь, туда подоспею и я (мне недалеко), и с тобой ее разделю.» В других образах: если ты в чистом костюме упадешь в грязь на улице, тебе будет больно и трудно. Чтобы быть готовым, просто носи чуток грязи всегда в нагрудном кармане. Друзья, если вы падете в грязь, там всегда кто-нибудь будет. Круговорот упавших и поднявшихся не прекращается. А если не будет, – вам же лучше, никто не увидит. Иногда неясно, от чего мерзостней – от реальной / потенциальной неудачи, или таких соглядатаев и спасателей, виртуально утаскивающих в нее раньше, чем если б она, в самом деле, когда случилась.

9. «Они страдают»
Жизнь вообще одно страдание, пока эмоциональные нечистоты текут по улицам, в отсутствие повсеместного навыка у людей выводить их экологично, и пока токсические граждане вместо запитывания себя от солнца и праны так и норовят отодрать шмат от кого-то, бездарно разлив половину. Иные родители напоминают клошара, способного разгромить большую, глянцевую витрину, потому что за ней ему угляделся кусок колбасы. А как войти внутрь и обменять его на монету, он за всю жизнь не научился. А, главное, что ни делай, чтобы избыть чужую несчастность, если та – образ жизни, и человек не в ладах с самим собой, то и после серъезных вливаний она, нет-нет, а проявит себя ровно в том же объеме.

Вообще нормальному человеку может быть до того невыносимо видеть чужой личностный распад, мизерабле, уе*ищность прокручиваемых сценариев, особенно если он с детства как-то с этим существом аффилирован и, тем более, овиновачен за чужое психическое состояние, что он может предпочесть лечь рядом в грязь и так же начать трепыхаться. Вроде как двое – уже не распад, а флэш моб.

«Простое» решение здесь – повлечет непростые последствия после. Потакание своей слабости сейчас потребует гораздо больших сил впоследствии. Человек, наступивший на горло своему «высшему Я», своей внутренней этике, имеющим отвращение, получит за это внутренний конфликт в себе. Если вы запачкаетесь, вам не покажется странным заметить это, прийти домой и постирать одежду? Не сводите и в моральном плане свою психику с ума, играя в игру: «Не заметь побольше опачкиваний себя». Если их не проживать и не выводить, делая выводы, то со временем свой цвет одежды перестает под этим даже просвечивать. Кроме того, человек, отказавшийся от адекватного восприятия реальности в одном случае, должен как-то продолжать эту линию дальше. Иначе первый обратный прецедент откатит костяшки к начальному вопросу, который и в том объеме был не вынесен. Так из одного кластера помутнение может разрастаться вширь.

10. «Я обязан им жизнью»
Апоптоз – процесс клеточной гибели. Пролиферация – увеличение числа клеток посредством деления. Википедия пишет, суммарная масса разрушенных клеток за год жизни равна массе тела человека. Понимаете? Когда вам было 3 года, в вас уже не было ни одной клетки из тех, что на первом году. И дальше они заменялись, заменялись, заменялись... Кто вы? Что вас вообще определяет как одного и того же человека с тем, кем вы были тогда, потом, и сейчас?

Вас определяет некое эфемерное образование, которое можно назвать, например, жизненным опытом (опытом жизни), чувственным и мыслительным. Он перезаписывается, дополняясь, с одних клеток перед тем, как те отомрут, на другие. И это эфемерное образование полностью выключится в физическом теле, когда вы умрете. Что с ним произойдет дальше, достоверно неведомо – рассеется в воздухе или улетит в какие-то горние сферы. В какой момент оно в теле появляется – тоже толком неясно. Но никаким родителям вы этим эфемерным образованием обязаны быть не можете. Это какая-то неоправданная пафосная претенциозность на этот счет – не их уровень. Не родились бы у одних – родились бы у других. А не родились бы вовсе, так не было бы и нервной системы, чтобы от этого страдать.

Ну, а если под термином «обязан жизнью» вы понимаете тот факт, что они не убили вас, не уклонились от того, чтобы кормить и покупать вам одежду, лучше остановиться прямо сейчас и осмыслить патологичный характер таких отношений, в которых это можно счесть доблестью.

11. «Можно закрыть утечки, находясь в отношениях»
Новичок переговоров имеет иллюзию, что срастить сделку можно с любым клиентом. Профессионал видит, с кем можно, с кем нет. По крайней мере, при имеющихся вводных. Видит, когда клиент не вызрел. Сколько ему нужно, чтоб созреть. Какие у него заданности, и как он их осмысляет. Профессионал экономит силы, не связываясь с висяками. Держит их в поле зрения, готовый включится, если в клиенте качественно что-то изменится. Поэтому процент закрываемости сделок у него выше. Выше и доходность для себя, для фирмы. Новичку этого не видно, он верит в «магию переговоров всех со всеми», пытаясь получить чудо на рыхлом материале.

12. «Только потому что кто-то не любит тебя так, как тебе хочется, не значит, что он не любит тебя всей душой»
Любовь не может вызывать утечку сил у другого человека, какая б "вся душа" ни была. Если другой человек ощущает от этого утечку сил, значит, речь об эмоциональных помоях, сталкерстве, преследовании, посягательстве, подглядывании, покушении на суверенитет/ время/ силы, насилии, пренебрежении, игнорировании / обесценивании чужих потребностей, проникновении в жилище / частную жизнь, и пр. В лучшем случае, – влачащее другого человека напряжение, страх скуки, и другие внутренние эмоциональные говна, которые одному ему проживать неохота, потому и появляется желание отереть о другого человека, сбыв их ему. Здесь также неважно, искренен ли человек в своих порывах или притворяется, поступает так с другими, и что те о нем думают, как не важна степень искренности лиц, осужденных за изнасилование.

Но когда б даже и так. Допустим, некто, действительно, имел бы "любовь". Что делать второй стороне, чьи реакции тела показывают неприятие на уровне телесности и эмоциональной совместимости? Разве кто-то может быть рожден во вспомогательных, технических целях – прослужить другому человеку подпоркой всю жизнь? Не забвение ли это своей души?

Кстати, если сигналами тела пренебрегать, это может привести не то, что к слабости, но и к болезням. А истинно любящий разве захочет, чтоб вы заболели? Не самозванцы ли перед вами, лишь прикидывающиеся?

13. «Проще отдаться»
Этот аспект серъезней, чем кажется. Оставаться в борьбе или бегстве / уклонении от преследования – энергозатратно. Если процесс все не завершается высвобождением (скорее моральным, чем на местности), и по каналу "черной привязки" сил уходит настолько много, что начинает превышать выгоды от уклонения, психика может сделать выбор сдаться, смириться. "Понять" другого человека – подразумевая под этим не кристальное обозрение его эмоциональных говен, и претенциозной уверенности в своем праве о другого человека те отирать, а, ровно наоборот, - отказ от разумения реальности, и принятие на веру всего, чем тот свои права обосновывает. Но утечка от этого не сокращается, если вообще не увеличивается. Даже если человек на такой компромисс идет со "скрещенными пальцами" – фарисейски, будто давая, что просят, а на деле полностью разрешая себе внутри отвержение, неприязнь, отвращение, бесчувствие и цинизм, не подключаясь, в общем. То и то – ему приходится периодически бывать там, где он не хотел бы бывать. Ощущать то, что все чувства говорят, не следовало бы повторять. Тратить время и внимание на то, на что не хотел бы тратить, убеждая себя, что определяет характер ситуации, в то время, как не определяет, а понуждаем. Если он возвращается к контакту не со "скрещенными пальцами", вся былая видимая утечка полностью переходит в фоновый режим, помрачая еще и умственное понимание – если склок, конфронтации и претензий вокруг нет, куда деваются силы?

14. «Это единственные близкие люди»
Так ли важно, чья кровь течет в человеке? Не важнее ли – чья психика? Близость разве обеспечивается сходством носа, ушей или ДНК? Ответ на этот вопрос позволит определить, что вы подразумеваете под словами "родство" и "близость". А что – реализуете на практике.
Если на деле качество вашей жизни определяется постулатом "Это люди со схожим со мной составом костей, кожи и межклеточной жидкости, и потому я должен находиться с ними рядом", а не "Это люди, которые наполняют меня силами и радостью", возможно, вам пора открыть глаза, почему каких-то других близких людей у вас нет.

Вообще сам факт, что у человека, по сути, нет родных, может быть так сложновыносим (как нахождение в космосе без опор и ориентиров), что тот предпочтет отвести себе сам глаза – они есть. Просто грязненькие и косенькие, но есть. Кто-то любит и меня. Это совершенно напрасное впускание инферно в свою жизнь, опора на грязный и трухлявый фундамент. У человека всегда есть он сам, и это намного лучшее общество, чем компания гнилых и противных. Жаль, что начать ощущать это можно, только прожив эпицентр боли одиночества, безопорности, депривации (ненапитанности теплом), и выйдя в новую жизнь с той стороны, а не вместо. Но это хорошая инвестиция. И если на уровне ощущений вам чувствовать это еще не доступно, то чисто умом вы уже вполне можете понимать, что на то состояние личности, которое вы обретете, начнут собираться события, люди совсем другого характера. (Напоминаю, докручивать цикл переживания нужно до конца – до опустошения, иначе он обращается ретравмированием, а не терапевтированием)

15. «Родители многое сделали для меня»
Истинно нужного вам? Не разграбили ли прежде на силы, которые вы с большей пользой потратили бы, чтоб себе это дать?
Бывает, под словом «многое» понимается вклад в жилье. К квартирному вопросу надо подойти с обратной стороны. Если вы – ребенок-бомж, и при вашем рождении вопрос вашего жилья не был определен, это ничем не инфантильней позиции: «Ой, а малыша кормить надо?».
В советские времена государство обеспечивало общежитиями и комнатами/ квартирами. Рыночного сектора попросту не было, и такая позиция была оправдана – ответственность за самих себя была переложена родителями на государство, что говорить об ответственности за детей.
Сейчас времена другие. У вчерашнего выпускника, выходящего в жизнь, нет ни то, что возможностей на ипотеку, – уровень рыночных зарплат не всегда позволяет жилье снять. Выпускникам детдомов дают комнату (не койкоместо в ночлежке) – даже у социальных служб нет сомнений и лукавства в вопросе – своя крыша над головой человеку нужна, даже, когда сам на нее он еще заработать не может. То, что жилищный вопрос довлачился у кого-то далеко от 18 лет, не отменяет того факта, что родительские обязанности не были исполнены должным образом в свое время.
При этом в подавляющем большинстве старшему поколению их квартиры достались либо самим по наследству, либо по распределению, которое зависело от времени в очереди, а не личного эффективного умственного или энергетического вклада. И часто – из расчета на всю семью. Например, на одинокого человека могли дать комнату в комуналке, а на семью с двумя детьми – двухкомнатную квартиру.
Права многих несовершеннолетних детей были нарушены при приватизации, – вот еще, что важно для сегодняшнего дня. А тех, чьи не нарушены тогда (состоят в долевой собственности) - нарушены теперь, когда их вводят в заблуждение, будто своей долей они не могут распоряжаться, – продать/ разменять – а хоть бы и в судебном порядке.
Говорят, молодое поколение – инфантилы. Я вижу обратное – гиперответственные. Молодые люди пытаются тягать веса себе не по силам. Особенно, самые разграбленные из них. Из инфантилов так и не вышло старшее поколение. Продолжая подходить к жизни детей не как судьбам, которые тем жить, а как к еще одной галочке полноценности себя как социального комплекта, и личных удобств. И уже не в том уме, чтобы что-то понять.

Впрочем, чаще "многое сделали" базируется на покупке во взрослом возрасте каких-нибудь мелочей вроде кофточек, сапог, сувениров. Вместо того, чтобы воспринять это как грубое вторжение в личное пространство, человек понуждает себя не сметь отказаться и быть благодарным, даже если стиль "подарка" настолько далек от его собственного, что самим отрывом будто символизирует систематическое пребывание родителя (или свекров) "на своей волне", вне контекста чужих потребностей. Утечка велика, если детские годы прошли под эгидой оскорблений, вторжений в комнату, досмотром вещей и прочими надругательствами, а во взрослом возрасте человек не может зайти даже на вычисление источника приобретенного невроза (к сожалению, потому откладывается и выведение травмы), поскольку в этом месте сразу наталкивается на блок из-за каких-нибудь подаренных время от времени бездарных кофточек. Это напоминает мне один рассказ о супругах: "Они поженились, и он бил ее пять лет. Но она всегда помнила, как он поехал провожать ее домой на последнем поезде метро.". Его можно перефразировать так: "Она грабила ребенка на психическое здоровье, как не в себя, двадцать лет, а потом подарила ему пару кофточек.".

Нужно понимать, что три совокупные причины, по которой такие родители, на самом деле, покупают безделухи детям это – а) им самим она понравилась, но ясно, что применения в доме у них она не найдет, б) им приятно для себя делать вид, будто у них есть близкие, о которых они заботятся время от времени. Пять минут. Может, семь. И в) возможность начала нового сета игры "уговариваю – отказывается", что будто бы формальный повод заговаривать из благодетельствующей или жертвующей, но в обоих случаях обязывающей позиции.

16. «Это мой отложенный встречный поток благ»
Ребенок отдает встречный поток сразу – любовью, доверчивостью, восхищением. Если опыт родительства (взаимодействия с маленьким, заботы, тепла, научения всему, что умеешь сам) – не то, чего человек ждал, рожая ребенка, то он просчитался. Валюта такая. Не чья-то вина, что напитаться от этого радостью он не сумел. Если кто-то не смог получить удовольствия от общения с вами тогда, и не стесняется этого не скрывать, дисконтируя в ноль, – не получит его и сейчас. Ваш сервис по сути – не разделение своего личного своеобразия с ним, а предоставление области, где тот мог бы о кого-то омазывать то, на что другие окружающие его люди не согласятся.
Если кто-то рожал "для галочки" в списке опций своей "нормальности", – эта галочка у него есть, что еще?

Недавно (а конкретно в начале второй декады января под замком) я видела пост женщины, которая снимает квартиру, пока ее родители живут в своей, сдают вторую, покупают время от времени необоснованно дорогие вещи, которых топикстартер себе позволить не может, не помогают бабушке, у которой долги по коммуналке. Впрочем не помогают бабушке и другие дети, которым, в отличие от них, ее имущество отойдет по наследству. Вскользь топикстартер, конечно, замечает, что ее тревожность высоковата. Но основной вопрос звучит "как определить, когда адекватно помогать (близким, а не посторонним)?". Под близкими она, конечно же, имеет в виду маму, папу и бабушку, а не тех, кто ненароком позаботился бы о ней самой. Помимо первой утечки "нужно вырасти и отбить вложенное в меня" считывается вторая: "на нашей жилплощади ты не нужна". Она могла быть внедрена в совершенно в разных форматах: "вырастешь, съедешь, там и делай, что хочешь" (что редко говорится о каких-то тусовках дома, в основном о требовании ребенком базового уважения к себе, и является откровенной скандальной манипуляцией над зависимым человеком), "найди мужа с квартирой" (раздвигай, чтобы выжить), отказе в наследстве и пр. Это утечка, потому что вытеснять из сознания такое отношение к себе и ощущать безопорность, постоянную территориальную уязвимость – дело энергозатратное. Две эти утечки могут давать поистинне парализующий надстоящий эффект – логическое противоречие, синергию двух крюков ("Поди вон, ничего не дам" и "Ты теперь за это должна"). Чтобы вернуть вложенное, – нужно, чтобы было вложенное. Докрутить это понимание на вдвойне пограбленной психике практически невозможно. И реальных проинвестированных  в себя средств, чтобы на них опереться и "расплатиться", тоже нет.

Здесь во всех пунктах собраны патологии. Если родители были и остаются людьми приятными, встречный поток идет за их сегодняшние "заслуги".

После всех предисловий вернусь к начальному вопросу. Есть, как минимум, два вида утечек жизненных сил в сторону родителей.

1. По агрессивным сценариям

Тут все вроде бы видно. В художественной литературе описано в «Похороните меня за плинтусом» (хоть и про бабушку). В психотерапевтической – Сьюзен Форвард «Токсические родители».

2. По жалобливым сценариям

Тут ничего не видно. Все легко можно выдать и за «просто человек такой», и «я просто беспокоюсь за тебя», и «да я ничего такого не сделал», и «не поступай со мной так» и т.д.

Замочная скважина для размыкающего ключика в том, чтобы увидеть сам сценарий. Вербализованный или транслируемый не словесно: «когда ты упадешь», «тебе надо помочь», «не поступай так»(как?). Сама его форма говорит о том, что он не может исходить из человека, лучше совладавшего с жизнью, чем вы. Поэтому ценности в себе не несет.

Жалобливым он может быть в два конца (а бывает, что и чередуются):

1. Жалкий вы. То есть видение вас с его стороны, ожидание событий в вашей жизни с такого угла обзора, с какого хочется, омерзившись, сразу развидеть.

Из этой серии, например, человеку, ищущему работу высокой квалификации сказать "А, может, к нам? Мы сейчас как раз секретаря ищем". Или: "Пусть просто выступит биологическим отцом, а ребенка вырастим сами". Или "Может, не поступать в ____, пойти на какой-нибудь ___". Формально не то, что "предъявить", формально здесь осознать даже нечего, если не знать, каким сачком этот ил снимается и выводится. В том и фишка, что от любого другого человека в социуме вы отдрейфовали бы, может, даже, не выводя свой дискомфорт в сознание. А в таких случаях психика пессимизируется по факту, что вы продолжаете удерживать ее рядом, подтверждая тем аффилированность, и соглашаясь с выданной ролью. Глядишь, и уже сами не понимаете, не претенциозно ли искать работу высокой квалификации, с чего вы решили, что в вузе ___ вас ждут, да и кто захочет создать с вами семью, а не просто вам всунуть? Долгое, скрытое утаптывание в роль задрипуха плохо тем, что человеку сложней и сложней нести себя с достопочтенностью, уравновешенностью по жизни (в том числе на собеседования, свидания). А если ему удается изобразить внешний эрзац, то стресс-тесты извне все равно ему попадают внутрь и подтачивают: "Не мне, наверное, на это рассчитывать". И вместо того, чтобы ждать и дожидаться, или подкручивать прицел и продолжать целить, куда ему нужно, человек порой соглашается на совершенно себе чуждое.

Здесь тоже нет никакой нужды задаваться вопросами, искренне ли другим человеком овладел его инфернал. Или он способен догадываться, что желая выступить «помогателем» на реально отсутствующем у себя материале, из своей точки нуля старается утопить другого человека. Осознанно ли, нет продвигаясь к ощущению комфорта и удовольствия для себя.

Сюда же – втягивание вас в такой сценарий контакта, из которого с другим человеком вы сразу бы вышли. Дав, таким образом, ту единственную обратную связь, которая может побудить поменять его или отстать.("проверяющий – настигаемый", "контролирующий – подконтрольный", но не агрессивный (то было бы к первому пункту), а тревожный, беспокойный, взволнованный, жалобливый, извиняющийся, но сохраняющий свое поведение, несмотря ни на что.). Но «социум осудит», «это же родители», «такой человек» – и вы удерживаете себя рядом, опачкиваясь и опачкиваясь, принимая на себя все большее и большее омерзение. Что хуже – убеждая себя, что не чувствуете то, что чувствуется,. Или что неправильно это чувствовать, и сами вы какой-то неправильный. Или что предпосылок нет и, видимо, ум так сбоит. А-то и пытаясь приписать отток сил другим областям того дня (работе, например), а ему, в лучшем случае, – только «последнюю каплю».

2. Жалкий он. То есть озвученные и неозвученные ожидания к вам или прямые просьбы войти в его положение. На любых условиях. Абсолютно любых, кроме, как вы довольно быстро поймете, ваших. Ну, и соответственно, ничего со своим личностным распадом он делать не собирается, кроме как запитаться от вас на все себе недостающее.

В самых общих чертах поведенческий контр-сценарий – достопочтенность, несуетность, сбалансированность, невозмутимость, паузы перед репликами, наблюдающий взгляд одними глазами, лаконичность "да", "нет", "ясно", "что так?".

3. По агрессивно-жалобливому сценарию

Наконец, самый труднораспознаваемый вариант – совмещение сценариев агрессивного и жалобливого. На мгновение человек исторг из себя жало и вас уязвил, но когда вы рефлекторно развернулись и загасили, он уже снова в жалобливой обертке. И вы перестаете ощущать саму адекватность себя, если не перепросмотрите еще раз всю хронологию целиком.

Продолжение здесь


Date: 2017-02-07 11:39 am (UTC)
From: [identity profile] anna-sagaydak.livejournal.com
Классная статья. А чего в соо не кинула?

Date: 2017-02-07 11:51 am (UTC)
From: [identity profile] p-i-r-a-n-y-a.livejournal.com
Подводку неудобно с телефона делать и тегать, можешь ты перекинуть, если с компа

Date: 2017-02-07 12:05 pm (UTC)

Date: 2017-02-07 11:50 am (UTC)
From: [identity profile] p-i-r-a-n-y-a.livejournal.com
Подводку неудобно с телефона делать и тегать, можешь ты перекинуть, если с компа

Date: 2017-02-07 11:53 am (UTC)
From: [identity profile] mamasha-muller.livejournal.com
в тему мам
http://rhumb.livejournal.com/693553.html


"чтобы не изводиться об маму, нужно почитать ее сценарий как самоценный.
это совмещается, правда.
в человеке много чего совмещается, когда он не истощен собственными битвами за всякое."
Edited Date: 2017-02-07 11:55 am (UTC)

Date: 2017-02-07 07:01 pm (UTC)
From: [identity profile] p-i-r-a-n-y-a.livejournal.com
самое интересное, что я маму вообще никуда приспособить не хочу, я с 18 лет без нее, а если глубже копать - то с рождения

это ей надо меня куда-то приспособить, об это и страдания

а лару не люблю от слова совсем

Date: 2017-02-07 07:21 pm (UTC)
From: [identity profile] mamasha-muller.livejournal.com
1. я Лару тоже не люблю
но тут срезонировало "Не зарекайся, не знаем своей старости"
и как любого из нас клеманет та самая регидность мозга, после микроинсульта, который даже не заметим
2. маму никуда приспособить не хочу - верю. Но куда бежать с подводной лодки, если в одном 100 км
Edited Date: 2017-02-07 07:22 pm (UTC)

Date: 2017-02-07 07:56 pm (UTC)
From: [identity profile] p-i-r-a-n-y-a.livejournal.com
на самом деле это такой же абьюз: ты сейчас плохо к маме, и дети тебя любить не будут

никакой связи на самом деле, дети же не сумасшедшие тоже - видят отношение твое к ним
и одно дело - стать с прибабахом после инсульта, другое - всегда быть человеком, на чьи слова и договоренности опереться нельзя

Date: 2017-02-07 08:13 pm (UTC)
From: [identity profile] mamasha-muller.livejournal.com
нет у меня абьюза, я жду не дождусь когда мои дети от меня отстанут, я мамаша-ехидна

всегда быть человеком, на чьи слова и договоренности опереться нельзя - а ты уверена, что там не было микроинсульта в анамнезе или какой нибудь малой психиатрии всю жтзнь не наблюдается?

это не решает твою проблему
это просто может помочь не вопринимать на свой счет ее прибабахи,
там может просто биохимия мозга такая и нужен бы врач, да где его взять таких в наших ебенях? :(
Edited Date: 2017-02-07 08:14 pm (UTC)

Date: 2017-02-12 09:52 pm (UTC)
From: [identity profile] p-i-r-a-n-y-a.livejournal.com
Наташа, ее прибабахи стоят мне больших денег
ОЧЕНЬ БОЛЬШИХ

Профиль

p_i_r_a_n_y_a: (Default)
p_i_r_a_n_y_a

August 2017

M T W T F S S
  1 2 3 45 6
7 89 10 11 12 13
14 1516 17 18 19 20
21 222324252627
28293031   

Тэги

Стиль от

Развернуть тэги

No cut tags
Page generated 2017-08-23 04:17 am
Powered by Dreamwidth Studios